30 октября 2014 г.

Самая партийная улица Железногорска

Улица XXI Партсъезда - здесь открыли первый в городе ресторан, поставили пожарную каланчу, разместили суд, художественное училище и библиотеку. А в конце 50-х партия велела строить «уголок Англии»

Рассказ об истории и современности ул.XXI Партсъезда - это начало нового проекта «Улицы родного города».
На новую задумку редакции «Эхо недели» уже откликнулись работники и читатели библиотеки для молодежи. Если и вам есть что рассказать о железногорских улицах - звоните и пишите в редакцию. Телефон 7-73-76, эл. почта - info@echo-n.ru

Уголок Англии в городе горняков

Идея присвоить улице имя XXI Партсъезда принадлежала парткому Михайловского железорудного комбината. В 1959 году, после внеочередного съезда, партком комбината обратился с такой рекомендацией к депутатам пос.Октябрьского. Как рассказал Николай Евстратов, бывший второй секретарь железногорского горкома КПСС, решение поселковые депутаты приняли единогласно. «Это было в духе того времени - как говорится, партия сказала: надо, комсомол ответил: есть. Улица располагалась между двух перпендикулярных ей - ул.Приовражной (будущей ул.Лёни Голенькова) и ул.Южной (будущей ул.Рокоссовского).
Николай Александрович рассказал также, почему на улице появились дома-коттеджи.

Железногорск, начало 60-х. Строительство коттеджей по ул.XXI Партсъезда. Фото предоставлено Железногорским краеведческим музеем.
«Однажды приехал в наш поселок первый секретарь Курского обкома КПСС Леонид Ефремов. Незадолго до этого он побывал в Англии, увидел, что английские трудящиеся живут в небольших домах. И вот, разговаривая с первым директором железорудного комбината Митрофановым, он дал ему задание - построить где-нибудь в поселке улицу из таких домиков. Сделать эдакий «уголок Англии» в будущем городе горняков». Руководитель МЖК не мог ослушаться партийного начальства, и на будущей улице им.XXI Партсъезда построили несколько домов-коттеджей. «Правда, большинство домов получило начальство, из рабочих там стали жить лишь два передовика производства - Герой Социалистического Труда Фрол Кемайкин, бригадир экскаваторщиков, и Дмитрий Шаповалов, водитель технологических машин», - рассказал Николай Евстратов.
Октябрь 2014-го. Все те же коттеджи.

О первом железногорском ресторане

В доме №9 по ул.Партсъезда до середины 70-х годов располагались первые в городе гостиница и ресторан. «Он назывался «КМА» и располагался в цокольном этаже, под всем зданием, - рассказала Надежда Бекетова, работавшая поваром в ресторане с 1968 года. - Вход был с торца здания, со стороны перекрестка ул.Октябрьской и XXI Партсъезда. Посетителей, как положено, встречал швейцар, принимавший верхнюю одежду в гардероб. Затем были большой, малый и банкетный залы, где обслуживали посетителей, играла магнитофонная музыка. Еду официанты подавали на фарфоровой посуде с позолоченной маркировкой «МТ» (Министерство торговли СССР). По словам Надежды Васильевны, в то время отдых в ресторане был праздником, доступным и простым рабочим: цены на блюда стоили копейки. Все посетители приходили красиво одетыми. В основном это были проживавшие в гостинице приезжие. «Тогда, во время строительства МГОКа, карьера, очень часто приезжали к нам работники Министерства черной металлургии СССР, Министерства торговли и других ведомств. И руководители кушали, отдыхали в одном зале с простыми рабочими. Подходили к нам, здоровались, уходили - говорили «спасибо». Работал ресторан до часа ночи.
Сегодня на месте ресторана 60-х располагается кондитерский цех.

В то время на железорудном комбинате трудилось много специалистов из Германии. Хотя их кормили в отдельной столовой, многие из них вечерами целыми семьями приходили в ресторан.
«Мы меню на иностранном языке не делали, понимали посетителей: что-то жестами объясним, что-то они по-русски, - рассказала Надежда Бекетова. - Немцы любили густые супы - из бобов, чечевицы... А еще им нравились бутерброды с... сырым фаршем! Со временем, правда, мы их приучили к нашему борщу, а бутерброды стали готовить в духовке».
В середине 70-х в Железногорске построили новую гостиницу - на ул. Ленина. Ресторан переехал на первый этаж нового здания, а на прежнем месте открыли кондитерский цех.

Приговоры писали от руки 

На третьем этаже дома №17 по ул.XXI Партсъезда (сейчас там - городской отдел опеки и попечительства) с 1963 по 1992 годы располагался Железногорский городской суд. (до этого находился в одном из бараков на месте нынешней гимназии №1). В то время судей было всего четверо (сейчас их вместе с председателем - 11).
1975 год. Проводили на заслуженный отдых Валентину Абатурову, первого председателя Железногорского городского суда (в центре с букетом цветов). Пятью годами раньше работу суда возглавила Галина Акшинцева (четвертая слева в нижнем ряду), на ее место пришла Валентина Чепурная (вторая справа в нижнем ряду). Одним и первых железногорских судей был Юрий Ситников (второй слева в нижнем ряду). Фото предоставлено федеральным судьей Ксенией Сосновской. 
С 1963 по 1970 годы горсуд возглавляла Валентина Абатурова (она потом еще 5 лет работала судьей). Первыми железногорскими судьями, кроме нее, были Галина Акшинцева, Юрий Ситников и Евгений Лисицын. С 1970 по 1987 год работой суда руководила Галина Акшинцева, с 1987 по 1990-й - Ян Винский. Последующие 14 лет председателем суда был Николай Бушнев.
«Как и сейчас, работы у сотрудников суда было очень много, - рассказала Людмила Тютчева, работающая в городском суде с начала 80-х годов. - Тогда не было деления судей на мировых и федеральных, у каждого было до 40 дело ежедневно. Трудно было и потому, что все писали вручную, даже приговоры и решения судьи. Печатные машинки были, но не у всех. Помню, было у нас дело о восстановлении на работе - так я его оформляла три дня. Выпью кофе - продолжаю писать, устану - снова кофе... Если ошибку допустишь - страницу целиком переписываешь».
В 1991-1992 годах по распоряжению президента России Бориса Ельцина помещения местных организаций компартии передавали судам, размещавшимся в помещениях, не приспособленных для осуществления правосудия. Так Железногорский городской суд получил нынешнее помещение - на третьем этаже нынешнего здания администрации города (где до этого размещался горком партии и городской исполнительный совет народных депутатов). Но в 2000 году часть работников суда вновь разместились на ул.XXI Партсъезда: в доме № 9.

Где спят фильмы

На этих полках в металлических круглых коробках хранятся около трех тысяч учебных кинофильмов - практически вся школьная программа советской эпохи: география, природоведение, биология, английский, история...

«Наглядность - один из лучших методов обучения, поэтому в советское время учебные фильмы для своих уроков у нас брали, наверное, все учителя города, - рассказала методист городского методического центра управления образования Людмила Мусафранова. - С середины 90-х годов фильмотека располагается здесь, в торце дома №7 по ул.XXI Партсъезда. До нее здесь были сперва пионерская комната ГОКа, а потом - Станция юных натуралистов».
Людмила Павловна работает в фильмотеке свыше 20 лет. С грустью говорит, что время идет вперед, сейчас кинопленка - уже практически часть истории: ей на смену пришли видеокассеты, диски. В помещении фильмотеки стоит накрытый чехлом кинопроектор, на полках - справочники по кинофильмам и киноаппаратуре, старые журналы «Киномеханик».
Услугами фильмотеки пользуются все реже и реже. Зато сюда приводят на экскурсии детишек из ближайшего детского сада № 3. «Они заходят к нам заинтересованные, шумные, а мы им говорим: тихонько, здесь фильмы на полках отдыхают, - рассказала Людмила Мусафранова. - Дети - они и есть дети, всё буквально воспринимают. Мы им рассказываем, что такое фильмы, как их делают. Говорим: фильмы очень много работали, а сейчас спят, и будить их нельзя».
Скоро фильмотека переедет. Что будет с архивом учебных кинофильмов - еще неясно, работники фильмотеки надеются, что хотя бы часть его попадет в музеи.

«Пожарка» плюс... вытрезвитель 

Рядом с пересечением улиц XXI Партсъезда и Горняков до 1987 года находилась пожарная часть Железногорска. Олег Скопинов, проработавший в ней с 1972 по 1987 год, рассказал, что сперва это была невоенизированная (не относившаяся к МВД СССР), т.н. профессиональная часть.
Сегодня на месте "пожарки" расположился офис.

«Тогда график работы был день через три выходных, зарплата - всего 60 рублей. Поэтому там работали многие из тех, кому нужно было платить алименты. - рассказал Олег Павлович. - Такие работники просто приходили в «пожарку» отдохнуть, потому что в свои выходные работали на других работах. Сбоку, со стороны ул.Горняков, у нас было крайне неудобное соседство: городской вытрезвитель. Представляете: ночь, дежурство, а рядом за стеной - пьяная публика... Долго мы боролись с таким соседством, и только в 1982 году его от нас убрали (он потом располагался на территории городского отдела внутренних дел)».
Пожары в жилых многоэтажках огнеборцы тушили быстро, а вот с ЧП на предприятиях все было куда серьезнее. «Сейчас не вспомню, в какое время это было, но очень серьезные пожары были на ГОКовском складе - горели БелАЗовские покрышки на колеса, в 90 х полностью выгорела ферма в селе Троицком - погибло 400 коров. Звонок поступал всегда сперва в город, а мы уже передавали его михайловским пожарным. А это - время. Плюс зима, добираться сложно... А еще очень серьезный пожар был на складе завода гофротары - загорелась гофроупаковка для яиц. Мы тушили тогда огонь 18 часов, помогали нам пожарные из Дмитриева».

В мае 1982 года железногорская пожарная часть стала военизированной, все работники - сотрудниками МВД. График работы изменился: сутки через двое, зарплата у пожарного выросла почти вдвое - до 105 рублей у рядового сотрудника. Офицерский состав формировался в основном из выпускников Харьковского пожарно-технического училища МВД СССР. Отношение к работе стало более серьезным. «Мы тогда создали в части свою газодымозащитную службу, которая позволила заходить в горящее помещение в противогазах, с кислородными баллонами, и тушить пламя в его очаге. В середине 80 х у нас появилась автовышка, достававшая до девятого этажа, вместо трех выездов из пожарной части мы сделали шесть. Сейчас, на мой взгляд, профессионализм пожарных снизился. Не могу равнодушно смотреть, как поливают с земли пожар на третьем этаже дома. Ну что так можно потушить?!.» - рассказал Олег Скопинов.

Переименовывать не хотят

Жители ул.XXI Партсъезда - в основном люди среднего и старшего поколений. Правда, с годами здесь селятся все больше молодых семей с детьми. Некоторые критикуют свои квартиры («проходные» комнаты, махонькие кухни, газовые колонки), но большинство ценит свою улицу. «Это тихий район с зелеными дворами, магазины, Дворец культуры, бассейны - всё - недалеко. Посмотрите, как у нас красиво, сколько цветов у подъездов! Я сюда специально переехала с Заводского проезда», - рассказала жительница дома №7 Наталья Киреева. «А я переехала сюда в 1974 году из деревни, и для меня отдельная квартира была невиданной роскошью! Дворником 18 лет отработала - вот и дали мне квартиру, - рассказала ее соседка по дому, пенсионерка Елена Лобанова. - Жили мы с соседями всегда дружно: на Новый год до утра у елки возле ДК гуляли, все дни рождения отмечали. И двери раньше никогда не закрывали: ничего не боялись». На вопрос, не нужно ли сменить название улицы, женщины ответили категорически: «На что менять название? Чем тратить на это деньги, лучше пусть нам отмостку у домов сделают как нужно. Вот плату за капремонт с нас будут брать. А мы до него и не доживем. Стоим, толкуем: всё с нас да с нас берут. Хоть бы нам что-то дали». Молодая мама Снежана Шевченко тоже назвала улицу «хорошим, тихим уголком», но с грустью призналась: с двумя детьми в маленькой квартире тесно, нужно искать жилье в другом районе.

От столовой - к «художке»

На пересечении улиц Партсъезда и Горняков, на месте нынешнего торгового центра, раньше располагались два одноэтажных барака. Жители улицы рассказали, что сперва там находились первая городская столовая, а рядом с ней - танцплощадка, прозванная в народе «наждаком» - там запросто стирались подошвы туфель и босоножек. В 1969 году эти два здания передали филиалу Губкинского горного техникума, где железногорцы обучались на вечернем отделении. С 1970 года филиал стал самостоятельным средним специальным учебным заведением - Железногорским горно-металлургическим техникумом (ныне - горно-металлургический колледж). По словам Ларисы Головачёвой, замдиректора ЖГМК по воспитательной работе, первоначально в техникуме обучали специальностям «обогащение полезных ископаемых», «промышленное и гражданское строительство» и «горная электромеханика». С 1972 года добавилось и «техническое обслуживание автомобилей». Первыми директорами техникума были Александр Булахов (1970-1972), Николай Лунёв (1972-1974), Анатолий Железных (1974-1977). В 1975 году для техникума построили новое, нынешнее здание.
2969 год. В бараке, на месте которого сегодня находится торговый центр, сперва была столовая, потом - техникум, а с середины 70-х - мастерские художественного училища. Фото предоставлено Железногорским краеведческим музеем.
С 1976 года в этих двух домах располагались мастерские созданного Железногорского художественного училища, которым 30 лет руководил заслуженный работник культуры СССР Владимир Мигулин. В училище, по словам его выпускника и нынешнего руководителя Дениса Гаврилейко, было два отделения - живописи и оформления («дизайн среды»). «В советское время училище без преувеличения процветало, - рассказал Денис Валериевич. - Культура финансировалась гораздо лучше, чем сейчас, и мы, ученики, и преподаватели, могли заниматься творчеством. Царил дух творчества, студенты выезжали на пленэры не только по Курской области, но даже в Ленинградскую. Преподавателями были настоящие мастера - заслуженные работники культуры Лев Постников, Владимир Мигулин и другие. Когда земельный участок, где располагались эти дома, отдали под нынешний торговый центр, «художка» лишилась своих мастерских, и эта проблема для учебного заведения не решена до сих пор.

За книгами стояли в очередях

14 февраля 1976 года в полуподвальном помещении на XXI Партсъезда,11 открылась первая в городе библиотека. Железногорцы были истинными представителями «самой читающей в мире страны» (как называла Советский Союз отечественная пропаганда) - в абонементской службе за новой книгой выстраивались очереди читателей.
1984 год. Читателей обслуживает библиотекарь городской библиотеки Татьяна Муторова (крайняя справа). Фото предоставлено централизованной библиотечной системой Железногорска. 

«В 1984 году, когда меня пригласили работать в городскую библиотеку, я была потрясена тем, как много у нас читателей, - рассказала Татьяна Авдеева, руководитель железногорской Централизованной библиотечной системы. - Целые очереди выстраивались, если, например, входила новая книга Чингиза Айтматова! Каждый экземпляр выдавали читателю на два-три дня - чтобы другие желающие могли прочитать».

А еще библиотекари проводили разные мероприятия - литературные вечера, выставки книг, работали с предприятиями: из передвижного библиотечного фонда приносили для рабочих книги. С теплотой и благодарностью нынешние работники библиотечной системы вспоминают своих коллег, много лет отдавших работе с людьми и книгой: Александру Овдиенко, Таисию Витюк, Валентину Сафонову, Любовь Клендухову, Зинаиду Масалову и других.

В 2000 году центральная городская библиотека переехала в отдельное, просторное здание на Октябрьской,40.

Дефицитом было всё

На ул.XXI Партсъезда, там, где сейчас кожно-венерологический диспансер, в советское время располагалась контора Отдела рабочего снабжения. ОРС был монополистом - снабжал города абсолютно всеми товарами и продуктами, занимался общественным питанием. «Всё - от пачки соли до любого иного товара - проходило через ОРС, - рассказала Нина Турусова, проработавшая в этой организации с 1976 по 1991 год. - С пяти часов утра все молоковозы, привозившие продукцию из колхозов и совхозов, подъезжали к нам на ул.Партсъезда, где была лаборатория. А потом бочки с молоком и сметаной развозили в разные части города». В ОРСе работало около трех тысяч человек (бухгалтерия, работники более 50 магазинов, столовых и т.д.). До середины 80-х ОРС возглавлял Павел Ильин, с середины 80-х до начала 90-х - Геннадий Вехлов. «Это сейчас в магазинах есть все, а тогда был сплошной дефицит, - рассказала Нина Вострикова. - В магазинах были только хлеб, молочные продукты (фасовать в упаковку их начали только в 80-е годы). А все остальное было дефицитом: от колбасы до ковров, холодильников, мебели».

Бытовую технику горожане получали по талонам, отстояв в профсоюзной очереди по несколько лет. «Помню, сыну какого-то начальника был срочно нужен хороший костюм, а у нас его не было. Что делать? Коллеги звонили в Курск. Из Курска звонили в Москву - просили, объясняли. Так и достали... Когда дефицитные товары «выбрасывали» на прилавки, за ними выстраивались громадные очереди. Особо ценились чешский хрусталь, югославская и чешская обувь, отечественные или бельгийские ковры... Да все было дефицитом! Без блата не достать было ничего. Для молодоженов в отделе ЗАГС давали талоны на покупку свадебной одежды и обуви в специальном магазине (на втором этаже здания, где сейчас молочная кухня). Придешь за босоножками 37-го размера, а тебе говорят: есть только 35-й и 39-й... Даже гречка была большим дефицитом!».

ОРС занимался и общественным питанием. Тысячи тонн различных продуктов доставлялись на его базу. Все детские сады города в советское время снабжались продуктами через т.н. молочный магазин на XXI Партсъезда,5 - поэтому он считался оптовым. «Когда появился фасовочный цех, не всем это нравилось: раньше продавцы могли недовесить что-то, а теперь всё расфасовывалось тютелька в тютельку».
А так отмечали Масленицу. В советское время праздник назывался проводами русской зимы.
В ОРСе не только напряженно работали, но и хорошо отдыхали. «У нас был замечательный хор, эстрадный ансамбль, - рассказала Нина Вострикова. - На демонстрациях первой колонной шли работники МГОКа, а вторыми - всегда мы»
В начале 90-х ОРС «развалился»: отдел общественного питания отошел к МГОКу, магазины были приватизированы, в отдельную структуру выделили школьное и дошкольное питание, столовые отошли МГОКу или стали частными...

Длиной в 572 метра

По информации администрации Железногорска, протяженность ул.XXI Партсъезда составляет 572 м., что в восемь раз меньше длины самой протяженной улицы Железногорска - ул. Ленина (без учета «малой» Ленина - 4660 м). 
Вдоль ул.XXI Партсъезда расположено 23 здания, из которых: восемь частных жилых домов, семь многоквартирных жилых домов, восемь нежилых зданий.

На ул.XXI Партсъезда находятся четыре муниципальных учреждения: детский сад №3 (д.№13), офис спортлагеря «Олимпиец» (д.№17), отдел опеки и попечительства (д.№17), городской методический центр управления образования (д.№7), подразделения администрации Железногорского района (д.№17). 
А также пять областных и федеральных учреждений: комплексный центр обслуживания населения (д.№17), управление судебного департамента. Курской области (мировые судьи располагаются в д.№11), филиал Росреестра (д.№9), подразделение межмуниципрального отдела МВД «Железногорский» (в д.№18) и железногорский Центр гигиены и эпидемиологии (д.№17).

Публикацию подготовил Сергей Прокопенко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий