18 мая 2017 г.

Противник уважал,
а моряки гордились

Железногорец Владимир Воронов, главный старшина в отставке, рассказывает о службе на подводной лодке дважды краснознаменного Балтийского флота со 2 мая 1973 года по 3 мая 1976-го


Посвящение в подводники обязательно

Приятно вспомнить, как из нас, молодых пацанов, офицеры, мичманы и старослужащие воспитывали грамотных специалистов и достойных защитников Родины - СССР. Когда мы отслужили по два года, стали передавать знания и опыт молодым матросам.

Вспоминаются выходы в море - запланированные и по боевой тревоге, первые погружения и всплытия, первый плафон забортной воды объемом пол-литра, набранный на глубине 125 метров при принятии в подводники.

Молодых моряков, только пришедших из учебных отрядов, принимали в подводники при выходе подлодки в море на глубоководное погружение. Это выглядело так. В торжественной обстановке старшина команды зачитывает приказ о принятии меня в подводники. Я целую валоповоротный рычаг (специальный ключ для проворачивания дизелей, каждый - мощностью по две тысячи лошадиных сил). В это время открывается вентиль забортного отверстия и снятый с фонаря освещения плафон емкостью пол-литра наполняется морской водой. Воду нужно выпить. Ощущение не из приятных, но традицию нарушать нельзя. Иначе какой же ты подводник!
Подводников кормили хорошо. Давали вино, шоколад, вяленую рыбу, фрукты, овощи. Правда, когда море штормило, многие от пищи отказывались - матросов тошнило.

Жадно дышали свежим воздухом

Выполняя боевую задачу, подводники неделями не видели голубого неба и яркого солнца.
Вспоминаются учения Балтийского флота, когда нашу 37-ю краснознаменную дивизию подводных лодок ночью по боевой тревоге выводили на просторы Балтийского моря. Утром, на рассвете, когда за горизонтом встает солнце, а море еще в туманной дымке. Перед нами, находящимися в боевой рубке на верхнем мостике, открывались наши подводные лодки в дрейфе. Вот тут и осознаешь всю мощь нашего военно-морского флота. Вот почему нас уважали противники и мы справедливо гордились этим.

Летом 1974 года наша лодка вышла на боевую службу (мы это называли автономкой) из нашей базы в городе Лиепая (Латвия). Пока шли в надводном положении, нас постоянно сопровождали корабли и самолеты стран НАТО. Так было и на Балтике, и в Северном море, когда мы проходили проливы Ла-Манш и Па-де-Кале. Как только вышли в Атлантику и погрузились, нас никто не видел и не слышал. Наша подлодка находилась за много сотен миль от родных берегов. Мы выполняли приказ по защите Родины на дальних подступах. В случае боевых действий должны были блокировать базу военно-морских сил Великобритании. Целый месяц - одни и те же лица в отсеках. Тоска. Голубого неба и яркого солнца мы не видели, потому что всплывали на перископную глубину (13 метров от поверхности воды) только ночью. В это время запускали дизели в режиме РДП (работа дизеля под водой) и дышали, дышали... Знали, что следующую порцию свежего воздуха получим при очередном всплытии через два-три дня.

В автономке (дальнем походе) под водой очень жарко - работают гребные электродвигатели -поэтому у моряков такая одежда из очень тонкого материала. На одежде рисунки на морскую тематику в зависимости от фантазии матросов. А тапочки на деревянных гвоздях - чтобы не проскочила искра при ходьбе по металлической палубе.
За двое-трое суток от дыхания экипажа и испарения аккумуляторных батарей - их 224 штуки весом по 950 килограммов - в отсеках накапливался углекислый газ. И когда приборы показывают его предельную концентрацию, надо было всплывать и вентилировать подлодку. Иначе моряки начинают терять сознание.
В службе моряка-подводника много трудностей, но мы преодолевали их с достоинством.

Нас ждали и мы это знали

Родители писали, что гордятся своими сыновьями и их трудной, но почетной службой.
Как было приятно, когда в подводном положении среди приказов и команд в тишине отсеков наш замполит Алексей Иосифович Хмурец через переговорное устройство «Каштан» зачитывал пожелания наших родителей. Замполит заранее писал письма родителям, а они ему отвечали. Чтобы прочувствовать такие моменты, их нужно пережить. На глаза наворачивались не слезы, а маленькие-маленькие слезинки - ведь мужчинам нельзя плакать...
Подводники на боевой рубке - Владимир Воронов справа. Лодка идет в Балтийское море для выполнения боевых задач.
А как радостно было возвращаться в родную базу к родным берегам! После долгого похода нас встречала на пирсах вся дивизия, командование благодарило за службу и вручало жареного поросенка (это многолетняя традиция со времен войны), которого мы с удовольствием съедали.
После похода экипаж направлялся в дом отдыха под Ригой. Лучших матросов - в том числе и меня - награждали жетоном «За дальний поход» и отпускали на родину.


...Прошло более 40 лет, но я и теперь поддерживаю связь со своими сослуживцами по срочной службе. 18 мая - День Балтийского флота. С праздником, моряки-подводники!

Комментариев нет:

Отправить комментарий